Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Веды - Упанишады

раздел мадху

  ПЕРВАЯ ГЛАВА


Первая брахмана


1. Ом! Поистине, утренняя заря - это голова жертвенного коня, солнце - его глаз, ветер - его дыхание, его раскрытая пасть - это огонь Вайшванара; год - это тело жертвенного коня, небо - его спина, воздушное пространство - его брюхо, земля - его пах, страны света - его бока, промежуточные стороны - его ребра, времена года - его члены, месяцы и половины месяца - его сочленения, дни и ночи - его ноги, звезды - его кости, облака - его мясо; пища в его желудке - это песок, реки - его жилы, печень и легкие - горы, травы и деревья - его волосы, восходящее [солнце] - его передняя половина, заходящее - его задняя половина. Когда он оскаливает пасть, сверкает молния; когда он содрогается, гремит гром; когда он испускает мочу, льется дождь; голос - это его голос.

2. Поистине, день возник для коня подобно [сосуду] Махиман, что ставят перед [конем]. Колыбель его - в Восточном море. Ночь возникла для коня подобно [сосуду] Махиман, что ставят позади [коня]. Колыбель ее - в Западном море. Поистине, эти [сосуды] Махиманы возникли по обе стороны коня. Став конем, он понес на себе богов, [став] жеребцом - гандхарвов, [став] скакуном - асуров, [став] лошадью - людей. Море - его родич, море - его колыбель.


Вторая брахмана

1. Вначале здесь не было ничего. [Все] это было окутано смертью или голодом, ибо голод - это смерть. Он [- зовущийся смертью - пожелал]: "Пусть я стану воплощенным" - и сотворил разум. Он двинулся, славословя, и от его славословия родилась вода. "Поистине, - [сказал] он, - когда я славословил, появилась вода. Поэтому природа ее - арка. Поистине, радость приходит к тому, что знает природу воды арка.

2. Поистине, вода - арка. То, что было пеной воды, затвердело, и это стало землей. Он изнурил себя. И от него, изнуренного и воспламененного, возник блеск, его сущность, который есть огонь.

3. Он разделился на три части: треть - солнце, треть - ветер. Он же - и дыхание, разделенное на три части. Восток - его голова, та и другая стороны - передние конечности, запад - хвост, та и другая стороны - бедра, юг и север - бока; небо - его спина, воздух - брюхо, эта [земля] - грудь. Так твердо стоит он в водах. Кто знает это, твердо стоит там, куда он идет.

4. Он пожелал: "Пусть второе тело родится от меня". И разумом он - голод или смерть - произвел сочетание с речью. То, что было семенем, стало годом. До этого не было года. Он растил его столько времени, сколько длится год, и затем выпустил его. Когда он раскрыл рот, чтобы съесть рожденного, тот произнес: бхан. И это стало речью.

5. Он подумал: "Если я его убью, у меня будет мало пищи". Тогда той речью и тем телом он сотворил все, что существует здесь: ричи, яджусы, саманы, заклинания, жертвоприношения, людей, скот. Все, что он произвел, он решил пожрать. Поистине, он поедает все, поэтому природа смерти - адити. Кто знает природу смерти - адити, тот становится поедателем всего, что существует, и все становится его пищей.

6. Он пожелал: "Пусть я снова принесу жертву, еще большую". Он стал изнурять себя, он воспламенился подвижничеством. И от него, изнуренного и воспламененного, возникли слава и сила. Поистине, слава и сила - это жизненные дыхания. Когда возникли дыхания, тело стало возрастать. И в его теле был разум.

7. Он пожелал: "Пусть это [тело] будет пригодно мне для жертвы и пусть я воплощусь с его помощью". Тогда [оно] стало конем; возросши, оно сделалось пригодным для жертвы, поэтому жертвоприношение коня зовется ашвамедха. Поистине, кто знает это, тот знает ашвамедху. Оставив его на свободе, он стал думать [о нем] и по истечении года принес его в жертву самому себе, а [других] животных отдал богам. Поэтому и приносят в жертву Праджапати освященного [коня] принадлежащего всем богам. Поистине, ашвамедха - это то, что излучает тепло; его тело - год. Этот огонь - арка; эти миры - его тела. Итак, их двое - жертвенный огонь и жертвоприношение коня. И опять же, они - одно божество: смерть. Тот, [кто знает это], побеждает вторичную смерть, смерть не настигает его, смерть становится его телом, он становится единым с теми божествами.


Третья брахмана

1. От Праджапати произошло два вида существ: боги и асуры. И боги были моложе, асуры - старше. Они боролись друг с другом за эти миры. Боги сказали: "Давайте победим асуров при жертвоприношении с помощью удгитхи".

2. Они сказали речи: "Пой для нас". - "Хорошо", - [сказала речь], и речь стала петь для них. То наслаждение, которое заключено в речи, она [своим] пением доставляла богам; то хорошее, что она говорит, - себе самой. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца", - и, набросившись на нее, поразили ее злом. Зло, [которое заключается в том], что она говорит дурное, и есть это зло.

3. Затем [боги] сказали обонянию: "Пой для нас". - "Хорошо",- [сказало обоняние], и обоняние стало петь для них. То наслаждение, которое заключено в обонянии, оно [своим] пением доставляло богам; то хорошее, что оно обоняет, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что оно обоняет дурное, и есть это зло.

4. Затем [боги] сказали глазу: "Пой для нас". - "Хорошо",-[сказал глаз], и глаз стал петь для них. То наслаждение, которое заключено в глазу, он [своим] пением доставлял богам; то хорошее, что он видит, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что он видит дурное, и есть это зло.

5. Затем [боги] сказали уху: "Пой для нас". - "Хорошо", - [сказало ухо], и ухо стало петь для них. То наслаждение, которое заключено в ухе, оно [своим] пением доставляло богам; то хорошее, что оно слышит, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что оно слышит дурное, и есть это зло.

6. Затем [боги] сказали разуму: "Пой для нас". - "Хорошо",- [сказал разум], и разум стал петь для них. То наслаждение, которое заключено в разуме, он [своим] пением доставлял богам; то хорошее, что он думает, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что оно думает дурное, и есть это зло. Так и случилось, что они одолели этих божеств злом, так они поразили их злом.

7. Затем [боги] сказали жизненному дыханию во рту: "Пой для нас". - "Хорошо", - [сказало оно], и это дыхание стало петь для них. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, хотели поразить его злом. И подобно тому, как, ударившись о камень, рассыпается ком земли, так и они рассыпались в разные стороны и погибли. Так устояли боги и пали асуры. Кто знает это, тот устоит благодаря самому себе, а ненавидящий его враг падет.

8. Тогда [боги] сказали: "Где же было то, что так помогло нам?" Оно - во рту и зовется аясья; оно - ангираса, ибо оно - сущность членов тела.

9. Поистине, это божество зовется дур, ибо смерть далека от него. От того, кто знает это, смерть далека.

10. Поистине, после того, как это божество отразило от тех божеств зло и смерть, оно послало [зло] туда, где кончаются страны света. Там оно поместило их зло. Пусть поэтому никто не идет к людям, никто не идет до конца [стран света] не то он встретится со злом, со смертью.

11. Поистине, после того, как это божество отразило от тех божеств зло и смерть, оно увело их от смерти.

12. Поистине, первым оно увело речь. Когда та освободилась от смерти, она стала огнем. Выйдя за пределы смерти, этот огонь сияет.

13. Затем [оно] увело обоняние. Когда то освободилось от смерти, оно стало ветром. Выйдя за пределы смерти, этот ветер очищает.

14. Затем [оно] увело глаз. Когда тот освободился от смерти, он стал солнцем. Выйдя за пределы смерти, это солнце пылает.

15. Затем [оно] увело ухо. Когда то освободилось от смерти, оно стало странами света. Эти страны света вышли за пределы смерти.

16. Затем [оно] увело разум. Когда тот освободился от смерти, он стал луной. Выйдя за пределы смерти, эта луна сияет. Поистине, это божество уводит от смерти того, кто знает это.

17. Затем пением [оно] приобрело себе пи?у, пригодную для еды. Ибо всякая пища, которая поедается, поедается жизненным дыханием. Здесь - его основа.

18. Эти боги сказали: "Поистине, всю эту пищу, сколько ее есть, ты приобрело себе пением. Дай же и нам долю в этой пище". - [Оно ответило:] "Тогда войдите в меня". - "Хорошо", - [сказали они] и со всех сторон вошли в него. Поэтому они насыщаются той пищей, которую съедает [это дыхание]. Поистине, в того, кто знает это, таким же образом входят его родичи, он становится поддержкой родичей, их главой, предводителем, поедателем пищи, владыкой. И если кто-нибудь из его людей пожелает противопоставить себя знающему это, то он не сможет удовлетворить своих подчиненных. Но кто покоряется ему и, следуя за ним, желает поддержать своих подчиненных, тот сможет удовлетворить их.

19. Оно - Аясья Ангираса, ибо оно - сущность членов тела. Поистине, дыхание - сущность членов тела, да, дыхание - сущность членов тела. Поэтому, из какого бы члена тела ни вышло дыхание, тот член засыхает. Поистине, оно - сущность членов тела.

20. И оно также - Брихаспати: Ведь брихати есть речь, и оно - ее господин. Поэтому оно - Брихаспати.

21. И оно также - Брахманаспати. Ведь Брахман есть речь, и оно - ее господин. Поэтому оно - Брахманаспати.

22. И оно также - саман. Ведь саман есть речь. Это - "она" и "он"; отсюда имя его - саман. И еще потому, что оно равно белому муравью, равно мошке, равно слону, равно этим трем мирам, равно этой вселенной, - поэтому оно и саман. Кто знает так этот саман, тот достигает соединения с саманом и пребывает с ним в одном и том же мире.

23. И он также - удгитха. Поистине, дыхание - ут, ибо дыханием поддержан весь этот мир. И речь - это песнь. Оно - ут и гитха и поэтому - удгитха.

24. И поэтому сказал Брахмадатта Чайкитанея, вкушая царя [Сому]: "Пусть этот царь отсечет мою голову, если Аясья Ангираса пел удгитху иным способом, чем этот. Ведь лишь речью и дыханием он пел удгитху".

25. Кто знает богатство этого самана, тот владеет этим богатством. Поистине, богатство его - благозвучие. Поэтому тот, кто собирается исполнять обязанности жреца, желает, чтобы в голосе его было благозвучие. Таким наделенным благозвучием голосом пусть исполняет он обязанности жреца. Поэтому при жертвоприношении люди желают видеть наделенного благозвучным голосом - того, у кого есть богатство. Кто знает так это богатство самана, у того есть богатство.

26. Кто знает золото этого самана, у того есть золото. Ведь золото его - благозвучие. Кто знает так это золото самана, у того есть золото.

27. Кто знает опору этого самана, тот действительно имеет опору. Ведь опора его - речь. Ибо, опираясь на речь, поет жизненное дыхание. Но некоторые говорят, что [его опора] - в пище.

28. Теперь следует восхождение к очистительным гимнам. Поистине, прастотар поет саман, и, пока он поет его, пусть произносит [жертвователь]: "Веди меня от небытия к бытию. Веди меня от тьмы к свету. Веди меня от смерти к бессмертию". Когда он говорит: "Веди меня от небытия к бытию", то, поистине, небытие - это смерть, бытие - бессмертие. "Веди меня от смерти к бессмертию, сделай меня бессмертным", - вот что он тогда говорит. [Когда он говорит:] "Веди меня от тьмы к свету", то, поистине, тьма - это смерть, свет - бессмертие. "Веди меня от смерти к бессмертию, сделай меня бессмертным", - вот что он тогда говорит. [Когда он говорит:] "Веди меня от смерти к бессмертию", то нет здесь ничего, что было бы скрыто.
Что же до других хвалебных гимнов, то пусть пением их он добывает себе пищу. И пусть поэтому он выбирает в них дар для себя - то желание, которое он желает. Знающий это удгатар приобретает пением для себя или для жертвователя то желание, которое он желает. Поистине, это - завоевание мира. Нечего бояться, что не достигнет лучшего мира тот, кто знает так этот саман.


Четвертая брахмана

1. Вначале [все] это было лишь Атманом в виде пуруши. Он оглянулся вокруг и не увидел никого кроме себя. И прежде всего он произнес: "Я есмь". Так возникло имя "Я". Поэтому и поныне тот, кто спрошен, отвечает сначала: "Я есмь", а затем называет другое имя, которое он носит. Перед началом всего этого он сжег все грехи, и поэтому он - пуруша. Поистине, знающий это, сжигает того, кто желает быть перед ним.

2. Он боялся. Поэтому [и поныне] тот, кто одинок, боится. И он подумал: "Ведь нет ничего кроме меня, - чего же я боюсь?" И тогда боязнь его прошла, ибо чего ему было бояться? Поистине, [лишь] от второго приходит боязнь.

3. Поистине, он не знал радости. Поэтому тот, кто одинок, не знает радости. Он захотел второго. Он стал таким, как женщина и мужчина, соединенные в объятиях. Он разделил сам себя на две части. Тогда произошли супруг и супруга. "Поэтому сами по себе мы подобны половинкам одного куска", - так сказал Яджнявалкья. Поэтому пространство это заполнено женщиной. Он сочетался с нею. Тогда родились люди.

4. И она подумала: "Как может он сочетаться со мною после того, как произвел меня из самого себя? Что же - я спрячусь". Она стала коровой, он - быком и сочетался с ней; тогда родились коровы. Она стала кобылой, он - жеребцом; она ослицей, он - ослом и сочетался с ней; тогда родились однокопытные. Она стала козой, он - козлом; она - овцой, он - бараном и сочетался с ней; тогда родились козы и овцы. И так то, что существует в парах, - все это он произвел на свет, вплоть до муравьев.

5. Он узнал: "Поистине, я есмь творение, ибо я сотворил все это". Так он стал творением. Кто знает это, тот находится в этом его творении.

6. Затем он потер [руки] и сотворил огонь изо рта, [словно] из материнского лона. Поэтому у обоих внутреняя поверхность лишена волос - ведь лишено волос внутри материнское лоно. И когда говорят: "Приноси жертву тому богу", "приноси жертву другому", то это лишь его творение, ибо он - все боги. И вот влагу, которая существует, он сотворил из семени; и это - сома. Поистине, весь этот мир - лишь пища, огонь - поедатель пищи. Это - высшее творение Брахмана, ибо он сотворил богов превосходящими [его самого], смертный, он сотворил бессмертных. Поэтому это - высшее творение. Кто знает это, находится в высшем его творении.

7. [Все] это было тогда неразличимо. Он стал различим по имени и образу. И [говорят]: "Таково его имя, таков образ". Ведь поныне [все] различимо по имени и образу. И [говорят]: "Таково его имя, таков образ". Он [Атман] проник сюда до кончиков ногтей, как нож в ножны, как огонь в пристанище огня. Его не видят, ибо он неполон. Дышащий, он зовется дыханием, говорящий - речью, видящий - глазом, слышащий - ухом, разумеющий - разумом. Это лишь имена его дел. Кто почитает лишь то или иное из них, не обладает знанием, ибо в том или ином он неполон. Пусть почитают его как Атмана, ибо здесь все [его дела] становятся одним. Этот Атман - след всего сущего, ибо, поистине, как находят по следу [утерянное], так узнают по нему все сущее. Кто знает это, тот находит славу и похвалу.

8. Этот Атман дороже сына, дороже богатства, дороже всего остального. Он - самое сокровенное. И если тому, кто называет дорогим не Атмана, а другое, скажут, что он утратит то, [что считают] дорогим, то так и может произойти. Лишь Атмана следует почитать дорогим. Кто почитает дорогим лишь Атмана, у того дорогое не погибнет.

9. И говорят: "Если люди считают, что благодаря знанию Брахмана они станут всем, то что же такое знал Брахман, благодаря чему он стал всем?"

10. Поистине, в начале это было Брахманом. Он узнал себя: "Я есмь Брахман". Поэтому он стал всем [сущим]. И кто из богов пробудился [к этому знанию] тот стал таким же. То же произошло с риши, то же с людьми. Видя это, риши Вамадева понял: "Я был Ману и Сурьей". Так и поныне - кто знает: "Я есмь Брахман", тот становятся всем [сущим]. И даже боги не могут помешать ему в этом, ибо он становится их Атманом. Кто же почитает другое божество и говорит: "Оно - одно, а я - другое", тот не обладает знанием. Он - как животное перед богами. Ведь, поистине, как многие животные приносят пользу человеку, так и каждый человек приносит пользу богам. Даже когда бывает взято одно животное, это причиняет неудовольствие, - чего же говорить о многих? Поэтому, им [богам] неприятно, когда люди знают это.

11. Поистине, вначале [все] это было одним Брахманом. Будучи одним, он не расширялся. Он сотворил еще лучший образ: кшатру - тех, кто кшатрии среди богов: Индру, Варуну, Сому, Рудру, Парджанью, Яму, Мритью, Ишану. Поэтому нет ничего выше кшатры. Поэтому при раджасуйе брахман почитает кшатрия как более высокого, он воздает эту честь одной кшатре. И все же Брахман - источник кшатры. Поэтому, если царь и достигает высшего положения, под конец он находит прибежище в Брахмане, своем источнике. И кто оскорбляет его [брахмана], тот нападает на собственный источник. Он становился тем хуже, чем лучше тот, кого он оскорбил.

12. Все же он не расширялся. Он сотворил виш - те породы богов, которые обозначаются по группам: васу, рудры, адитьи, вишведевы и маруты.

13. Все же он не расширялся. Он сотворил варну шудр [в образе] Пушана. Поистине, эта [земля] - Пушан, ибо она питает все сущее.

14. Все же он не расширялся. Он сотворил еще лучший образ - дхарму. Кшатра кшатры - вот что такое дхарма. Поэтому нет ничего выше дхармы. И бессильный надеется [одолеть] более сильного с помощью дхармы, словно с помощью царя. Ибо, поистине, дхарма есть правда. Поэтому и считают, что говорящий правду говорит дхарму, говорящий дхарму говорит правду. Ведь обе они - одно и то же.

15. Итак, это - Брахман, кшатра, виш и шудра. Этот Брахман был среди богов огнем, среди людей - брахманом; [божественным] кшатрием он существовал как кшатрий; [божественным] вайшьей - как вайшья; [божественным] шудрой - как шудра. Поэтому желают пребывать в мире богов в виде огня, среди людей - в виде брахмана - ведь в двух этих образах существовал Брахман. И если кто-нибудь покидает этот мир, не видя собственного мира, то [мир] тот, подобно непрочитанной веде или несделанному деянию, не приносит ему пользы. И если даже не знающий этого делает великое и благое деяние, то оно гибнет под конец. Лишь Атмана следует почитать как мир. Кто почитает лишь Атмана как мир, деяние того не гибнет. Из этого Атмана он творит все, что пожелает.

16. И поистине, этот Атман - мир всех существ. Когда он совершает подношение и жертву - он мир богов; когда произносит [веды] - [мир] риши; когда делает приношения предкам, когда желает потомства - [мир] предков; когда укрывает людей, когда дает им пищу - [мир] людей; когда доставляет животным траву и воду - [мир] животных; когда в его домах поддерживают существование звери, птицы и все, вплоть до муравьев, [то он] - их мир. И как желают безопасности для своего мира, так желают все существа безопасности для того, кто знает это. Поистине, это известно и исследовано.

17. Вначале [все] это было лишь Атманом, единственным. Он пожелал: "Пусть будет у меня жена - тогда я смогу произвести потомство; пусть у меня будет богатство - тогда я смогу совершать деяние". Поистине, таковы [пределы] желания, и желающий не может доставить себе большего. Поэтому и поныне одинокий желает: "Пусть будет у меня жена - тогда я смогу произвести потомство; пусть будет у меня богатство - тогда я смогу совершить деяние". И если из этих желаний он не достигает какого-либо одного, то считает себя неполным. А полнота его [такова]: разум - его Атман, речь - его жена, дыхание - его потомство; глаз - его мирское богатство, ибо глазом он добывает его; ухо - его божественное [богатство], ибо ухом он слышит его. И тело - его деяние, ибо телом он совершает деяние. Пятерично это жертвоприношение, пятерично жертвенное животное, пятеричен человек, пятерично все, что существует. Тот, кто знает это, достигает всего [сущего].


Пятая брахмана

1. Когда знанием и подвижничеством отец породил семь видов пищи,
То один из них сделал общим для всех, два уделил богам,
Три сделал для себя, один предоставил животным.
На нем основано все, что дышит и что не [дышит].
Почему же неистребимы те, которые всегда поедаются?
Кто знает об этой неистребимости, тот поедает пищу лицом,
Тот идет к богам, тот живет [своей] силой.
Таковы стихи.

2. "Когда отец породил знанием и подвижничеством семь видов пищи", - ибо отец породил [их] знанием и подвижничеством. "То один из них сделал общим для всех" - та его пища, которая поедается, - общая для всех. Кто почитает ее, тот не свободен от зла, ибо она смешана. "Два уделил богам" - это огненное жертвоприношение и подношение. Поэтому совершают огненное жертвоприношение и подношение богам. Говорят также, [что это] - жертвы новолуния и полнолуния. Поэтому пусть не совершает жертвоприношений из корысти. "Один предоставил животным" - это молоко, ибо вначале люди и животные живут молоком. Поэтому новорожденному ребенку дают сначала лизать масло или сосать грудь, и новорожденного ребенка называют "не поедающим траву". "На нем основано все, что дышит и что не [дышит]" - на молоке основано все, что дышит, и что не [дышит]. Что же касается слов: "Кто в течение года приносит жертву молоком, тот побеждает вторичную смерть" - то не надо так считать. Ибо в тот самый день, когда он приносит жертву, побеждает вторичную смерть знающий это. Ведь он приносит богам всю пищу. "Почему же неистребимы те, которые всегда поедаются?" - ведь поистине пуруша неистребим, потому что он снова и снова порождает эту пищу. "Кто знает об этой неистребимости" - ведь поистине пуруша неистребим, потому что постоянным размышлением он производит эту пищу, [как своими] деяниями. Если он не делает этого, [пища] истребляется. "Тот поедает пищу лицом" - лицо это рот, это [он поедает ее] ртом. "Тот идет к богам, тот живет [своей] силой" - это восхваление.

3. "Три сделал для себя" - разум, речь, дыхание - их он сделал для себя. "Разум [мой] был далеко, и я не видел. Разум [мой] был далеко, и я не слышал", - так [говорят], ибо лишь разумом смотрят, разумом слушают. Любовь, решительность, сомнение, вера, неверие, твердость, нетвердость, стыд, размышление, страх - все это разум. Поэтому даже тот, кого коснутся сзади, узнаёт это разумом. И [все], что есть звук, то - речь. Она имеет конец и не имеет. Дыхание [в легких], дыхание, идущее вниз, дыхание, разлитое по телу, дыхание, идущее вверх, общее дыхание - [таковы] дыхания, и все это лишь [одно] дыхание. Из них, поистине, состоит этот Атман: из речи, из разума, из дыхания.

4. Таковы же и три мира: речь - этот мир, разум - воздушное пространство, дыхание - тот мир.

5. Таковы же и три веды: речь - Ригведа, разум - Яджурведа, дыхание - Самаведа.

6. Таковы же и боги, праотцы, люди: речь - боги, разум - праотцы, дыхание - люди.

7. Таковы же и отец, мать, потомство: разум - отец, речь - мать, дыхание - потомство.

8. Таково же и то, что известно; то, что должно стать известным; то, что неизвестно. То, что известно, [имеет] образ речи, ибо речь - известное. Став им [известным] речь защищает его [знающего].

9. То, что должно стать известным, имеет образ разума, ибо разум - то, что должно стать известным. Став им [тем, что должно стать известным] разум защищает его [знающего].

10. То, что неизвестно, имеет образ дыхания, ибо дыхание - то, что неизвестно. Став им [неизвестным] дыхание защищает его [знающего].

11. Тело этой речи - земля. В образе света она - этот [земной] огонь. Насколько простирается речь - настолько простирается земля, настолько простирается этот огонь.

12. Далее, тело этого разума - небо, в образе света он - солнце. Насколько простирается разум - настолько простирается небо, настолько простирается солнце. Оба они сочетались - от этого родилось дыхание. Оно - Индра, и оно не имеет соперника. Поистине, соперник это второй. Кто знает это, у того не бывает соперника.

13. Далее, тело этого дыхания - вода, в образе света оно - луна. Насколько простирается дыхание - настолько простирается вода, настолько простирается луна. Все они равны, все бесконечны. Поистине, тот, кто почитает их конечными, приобретает конечный мир; тот же, кто почитает их бесконечными, приобретает бесконечный мир.

14. Этот Праджапати - год, [он состоит] из шестнадцати частей. Его ночи - пятнадцать частей, неизменна его шестнадцатая часть. Благодаря ночам он и растет, и уменьшается. В ночь новолуния он проникает этой шестнадцатой частью во все, что одушевленно, и рождается на следующее утро. Поэтому из почтения к этому божеству в такую ночь нельзя пресекать дыхание у одушевленного, будь то даже ящерица.

15. Поистине, человек, который знает это, - сам есть год, Праджапати из шестнадцати частей. Его имущество - пятнадцать частей, Атман - его шестнадцатая часть. Благодаря имуществу он и растет и уменьшается. Этот Атман - ступица колеса, имущество - обод колеса. Поэтому когда [кто-нибудь] теряет все, но его Атман живет, то говорят, что он потерял обод колеса.

16. Поистине, существует три мира - мир людей, мир предков, мир богов. Мир людей приобретается лишь благодаря сыну, а не какому-нибудь другому деянию; мир предков - благодаря деянию, мир богов - благодаря знанию. Поистине, мир богов - лучший из миров. Поэтому и восхваляют знание.

17. Теперь - о передаче. Когда [кто-нибудь] считает, что уходит из мира, он говорит сыну: "Ты - Брахман, ты - жертва, ты - мир". Сын отвечает: "Я Брахман, я - жертва, я - мир". Поистине, то, что изучено, - все это едино в [слове] "Брахман". Поистине, те жертвы, которые [приносились], - все они едины в [слове] "жертва". Поистине, те миры, которые есть, - все они едины в [слове] "мир". Поистине, в этом - все [сущее]. "Будучи этим всем, пусть он поможет мне [спастись] отсюда", - так [думает отец]. Поэтому обученного сына называют ведущим к достижению мира, поэтому обучают его. Когда знающий это уходит из этого мира, он проникает своими дыханиями в сына. Когда им совершено что-либо неправильное, то сын освобождает его от всего этого, - потому он и зовется сыном. Благодаря сыну отец утверждается в этом мире. Тогда в него проникают божественные, бессмертные дыхания.

18. Из земли и из огня в него проникает божественная речь. Поистине, это - божественная речь, и все, что ею ни говорится, то исполняется.

19. Из неба и солнца в него проникает божественный разум. Поистине, это - божественный разум, благодаря которому он становится радостным и больше не страдает.

20. Из вод и луны в него проникает божественное дыхание. Поистине, это - божественное дыхание, которое - движется оно или не движется - не терпит ущерба и не гибнет. Кто знает это, становится Атманом всех существ. Каково это божество - таков он. Как благоприятствуют все существа тому божеству, так благоприятствуют все существа тому, кто знает это. Какие бы страдания ни терпели рожденные, эти [страдания] остаются в них. Лишь добро идет к нему, ибо, поистине, зло не идет к богам.

21. Теперь следует рассмотрение обрядов. Праджапати сотворил действия. Сотворенные они вступили в спор друг с другом. Речь решила: "Я буду говорить". Глаз: "Я буду видеть". Ухо: "Я буду слышать". И так же [решили] другие действия, [каждое] согласно [своему] делу. Смерть сделалась изнурением и одолела их, овладела ими. Овладев ими, смерть удержала их [от дел]. Поэтому и бывает изнурена речь, и?нурен глаз, изнурено ухо. Но она не овладела тем, что есть срединное дыхание. Те [действия] хотели узнать его [и сказали]: "Поистине, оно - лучшее из нас, ибо - движется оно или не движется - оно не терпит ущерба и не гибнет. Давайте же примем все его образ". И все они приняли его образ. Поэтому по его имени их и называют "дыханиями". Из какой бы семьи ни был тот, кто знает это, ту семью называют по его имени. Вступающий в спор с тем, кто знает это, иссыхает и, иссохнув, умирает под конец. Вот, что относится к телу.

22. Теперь - о божествах. Огонь решил: "Я буду гореть". Солнце: "Я буду греть". Луна: "Я буду сиять". И так же [решили] другие божества, [каждое] согласно [своему] божественному [делу]. И каково срединное дыхание между жизненными силами, таков ветер между этими божествами. Ибо другие божества идут на покой, но не ветер. Ветер - это божество, которое никогда не садится.

23. Теперь - этот стих:

Откуда солнце поднимается
И куда оно заходит,
(поистине, из дыхания оно поднимается и в дыхание заходит) -
То боги сделали дхармой
Лишь оно - сегодня и оно - завтра.
(Поистине, что они решили раньше, то делают и сегодня).
Пусть поэтому [человек] исполняет лишь один обряд. Пусть он вдыхает и выдыхает, [желая]: "Да не овладеет мной зло смерти". И когда он исполняет [обряд], то пусть завершит [его]. Таким путем он соединится с этим божеством и приобретет с ним один и тот же мир.


Шестая брахмана

1. Поистине, [все] это - триада: имя, образ, деяние. [Что касается] их имен, то источник их - речь, ибо от нее происходят все имена. Она - их песнопение, ибо она - общая для всех имен. Она - их Брахман, ибо она несет все имена.

2. Теперь - об образах: источник их - глаз, ибо от него происходят все образы. Он - их песнопение, ибо он - общий для всех образов. Он - их Брахман, ибо он несет все образы.

3. Теперь - о деяниях: источник их - тело, ибо от него происходят все деяния. Оно - их песнопение, ибо оно - общее для всех деяний. Оно - их Брахман, ибо оно несет все деяния. Эта триада едина, это Атман. Атман, будучи единым, есть эта триада. Это - бессмертное, покрытое действительным. Поистине, дыхание - бессмертное, имя и образ - действительное. Ими покрыто это дыхание.



ВТОРАЯ ГЛАВА


Первая брахмана


1. Жил [в былые времена] Дриптабалаки из рода Гаргья, сведущий в науках. Он сказал Аджаташатру из Каши: "Я поведаю тебе о Брахмане". Аджаташатру сказал: "Мы дадим тысячу [коров] за такую речь. Поистине, вот бегут люди, [восклицая]: "Джанака, Джанака!"

2. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в солнце, я и почитаю как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как высшего, как главу всех существ, как царя почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится высшим, главой всех существ, царем".

3. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в луне, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как великого, как Сому в белых одеяниях, как царя почитаю я его". "Кто почитает его так, для того день за днем течет и источается [Сома], и пища его не иссякает".

4. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в молнии, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как сверкающего почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится сверкающим, и потомство его становится сверкающим".

5. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в пространстве, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как наполненного и неподвижного почитаю я его. Кто почитает его так, у того [дом] полон потомства и скота, и потомство его не уходит из этого мира".

6. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в ветре, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как Индру Вайкунтху, как непобедимое войско почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится победителем, непобедимым, победителем врагов".

7. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в огне, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как одолевающего почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится одолевающим, и потомство его становится одолевающим".

8. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в воде, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как подобного почитаю я его. К тому, кто почитает его так, приходит подобное [ему], а не неподобное, и от него рождается подобное [ему]".

9. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в зеркале, я и почитаю, как Брахмана", Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как блистающего почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится блистающим, и потомство его становится блистающим, и он затмевает блеском всех, с кем встречается".

10. Гаргья сказал: "Тот звук, который следует за идущим, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как дыхание жизни почитаю я его. Тот, кто почитает его так, достигает в этом мире полного [срока] жизни, дыхание не оставляет его до [назначенного] времени".

11. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в странах света, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как второго, [никогда] не покидающего [нас], почитаю я его. Тот, кто почитает его так, получает второго, спутники не отделяются от него".

12. Гаргья сказал: "Того пурушу, который состоит из тени, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как смерть почитаю я его. Тот, кто почитает его так, достигает в этом мире полного [срока] жизни, смерть не приходит к нему до [назначенного] времени".

13. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в теле, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как воплощенного почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится воплощенным и потомство его становится воплощенным". И Гаргья умолк.

14. Аджаташатру сказал: "Это все?" - "Да, все". - "Этого недостаточно для знания". Гаргья сказал: "Дозволь [мне] приблизиться к тебе [как ученику]".

15. Аджаташатру сказал: "Противно обычаю, что брахман приближается к кшатрию, [думая]: "Он расскажет мне о Брахмане". И все же я сделаю тебя знающим". Взяв его за руку, он поднялся. И оба они подошли к спящему человеку. [Аджаташатру] окликнул того такими именами: "Великий, Сома в белых одеяниях, царь!" Тот не поднимался. [Тогда он] разбудил его, потерев рукой, и тот поднялся.

16. Аджаташатру сказал: "Когда этот [человек] заснул, где тогда был этот состоящий из познания пуруша, и откуда он пришел?" И этого Гаргья не знал.

17. Аджаташатру сказал: "Когда этот [человек] заснул, то этот, состоящий из познания пуруша, взяв [своим] познанием познание этих жизненных сил, отдыхает в пространстве внутри сердца. Когда он берет эти [чувства], то говорят, что человек спит, - тогда бывает взято дыхание, взята речь, взят глаз, взят слух, взят разум.

18. Когда он двигается в этом сне, то это - его миры. [Тогда он] - словно великий царь, словно великий брахман; он словно вступает в разные состояния. И как великий царь, взяв подданных, двигается, как ему угодно, по своей стране, так и этот [пуруша], взяв чувства, двигается, как ему угодно, в своем теле.

19. Когда же [человек] погружен в глубокий сон и когда ничего не знает, то [пуруша] проходит через семьдесят две тысячи артерий, которые называются хита и идут от сердца к перикардию, и пребывает в перикардии. И как юноша, или великий царь, или великий брахман отдыхают, достигнув вершины блаженства, так же отдыхает и он.

20. Как паук выползает с помощью нити, как выходят из огня маленькие искры, так выходят из этого Атмана все жизненные силы, все миры, все боги, все существа. Его тайное значение - действительное действительного. Поистине, жизненные силы - действительное и этот [Атман] - их действительное.


Вторая брахмана

1. Поистине, тот, кто знает дитя с [его] жилищем, с местом, со столбом, с веревкой, - отражает [от него] семерых ненавистных врагов. Поистине, это дитя - срединное дыхание, жилище - это [тело], место - эта [голова], столб - дыхание, веревка - пища.

2. Семеро негибнущих находятся рядом с ним. В глазу есть красные прожилки, и через них с ним соединяется Рудра. В глазу есть влага, и через нее - Парджанья, через зрачок - Адитья, через черную [часть радужной оболочки] - Агни, через белую - Индра, через нижние ресницы с ним соединяется земля, через верхние - небо. Кто знает это, у того пища не гибнет.

3. Об этом такой стих:
[Вот] чаша с отверстием внизу, дном наверху.
В ней заключена многообразная слава.
На краю ее сидят семеро риши,
Речь- восьмая - соединена с Брахманом.
"Чаша с отверстием внизу, дном наверху" - это голова, ибо она - чаша с отверстием внизу, дном наверху. "В ней заключена многообразная слава" - поистине, чувства - заключенная в ней многообразная слава; это он говорит о чувствах. "На краю ее сидят семеро риши" - поистине, чувства - это риши; это он говорит о чувствах. "Речь - восьмая - соединена с Брахманом" - [ибо] речь это восьмое, что соединяется с Брахманом.

4. Эти два [уха] - Готама и Бхарадваджа. Одно - Готама, другое - Бхарадваджа. Эти два [глаза] - Вишвамитра и Джамадагни. Одно - Вишвамитра, другое - Джамадагни. Эти две ноздри - Васиштха и Кашьяпа. Одна - Васиштха, другая - Кашьяпа. Язык - это Атри, ибо языком поедается пиша. Поистине, "ест" означает то же, что и имя Атри. Тот, кто знает это, становится поедателем всего, и все служит ему пищей.


Третья брахмана

1. Поистине, существует два образа Брахмана: воплощенный и невоплощенный, смертный и бессмертный, неподвижный и двигающийся, существующий и истинный.

2. Воплощенный - тот, который отличен от ветра и воздушного пространства; это смертный, это неподвижный, это существующий. Сущность этого воплощенного, этого смертного, этого неподвижного, этого существующего - [солнце], которое греет, ибо оно - сущность существующего.

3. А невоплощенный - это ветер и воздушное пространство; это бессмертный, это двигающийся, это истинный. Сущность этого невоплощенного, этого бессмертного, этого двигающегося, этого истинного - пуруша, который в диске [солнца], ибо он - сущность истинного. Вот, что относится к божествам.

4. Теперь относительно тела. Воплощенный - это тот, который отличен от дыхания и от пространства внутри тела; это смертный, это неподвижный, это существующий. Сущность этого воплощенного, этого смертного, этого неподвижного, этого существующего - глаз, ибо он - сущность существующего.

5. А невоплощенный - это дыхание и пространство в теле; это бессмертный, это двигающийся, это истинный. Сущность этого невоплощенного, этого бессмертного, этого двигающегося, этого истинного - пуруша, который в правом глазу, ибо он - сущность истинного.

6. И образ этого пуруши - словно одеяние цвета шафрана, словно белая овечья шерсть, словно кошениль, словно огненное пламя, словно белый лотос, словно внезапная молния. Поистине, слава того, кто знает это, подобна внезапной молнии. И вот наставление [- оно таково]: "Не [это], не [это]", ибо не существует другого [обозначения] кроме: "не [это]". И его имя - действительное действительного. Поистине, чувства - действительное и этот [пуруша] - их действительное.


Четвертая брахмана

1. "Майтрейи, - сказал Яджнявалкья,- поистине, я собираюсь оставить это состояние [домохозяина]. Давай же я произведу раздел между тобой и Катьяяни".

2. Майтрейи сказала: "Господин! Если бы вся эта земля, полная богатств, сделалась моей, стала бы я от этого бессмертной?" - "Нет, - сказал Яджнявалкья. - Какова жизнь наделенных имуществом, такой стала бы и твоя жизнь. Но нет надежды [достичь] бессмертия с помощью богатства".

3. Майтрейи сказала: "Что я буду делать с тем, от чего [все равно] не стану бессмертной. Поведай мне, блаженный, то, что ты знаешь [о бессмертии]".

4. Яджнявалкья сказал: "Да! Ты [и раньше была] дорога нам и говоришь дорогое. Подойди же и сядь - я объясню тебе [это]. А ты поразмысли над тем, что я буду объяснять".

5. И он сказал: "Поистине, не ради супруга дорог супруг, но ради Атмана дорог супруг. Поистине, не ради жены дорога жена, но ради Атмана дорога жена. Поистине, не ради сыновей дороги сыновья, но ради Атмана дороги сыновья. Поистине, не ради богатства дорого богатство, но ради Атмана дорого богатство. Поистине, не ради брахманства дорого брахманство, но ради Атмана дорого брахманство. Поистине, не ради кшатры дорога кшатра, но ради Атмана дорога кшатра. Поистине, не ради миров дороги миры, но ради Атмана дороги миры. Поистине, не ради богов дороги боги, но ради Атмана дороги боги. Поистине, не ради существ дороги существа, но ради Атмана дороги существа. Поистине, не ради всего дорого все, но ради Атмана дорого все. Поистине, [лишь] Атмана следует видеть, следует слышать, о нем следует думать, следует размышлять, о Майтрейи! Поистине, бл?годаря видению и слышанию Атмана, благодаря мысли о нем и познанию его все становится известно.

6. Брахманство оставляет того, кто считает брахманство отличным от Атмана. Кшатра оставляет того, кто считает кшатру отличной от Атмана. Миры оставляют того, кто считает миры отличными от Атмана. Боги оставляют того, кто считает богов отличными от Атмана. Существа оставляют того, кто считает существа отличными от Атмана. Все оставляет того, кто считает все отличным от Атмана. Это брахманство, эта кшатра, эти миры, эти боги, эти существа, это все - Атман.

7. Это подобно тому, как не могут быть восприняты [сами по себе] внешние звуки, когда ударяют в барабан, но благодаря восприятию барабана или ударяющего в барабан воспринимается и звук.

8. Это подобно тому, как не могут быть восприняты [сами по себе] внешние звуки, когда трубят в раковину, но благодаря восприятию раковины или трубящего в раковину воспринимается и звук.

9. Это подобно тому, как не могут быть восприняты [сами по себе] внешние звуки, когда играют на лютне, но благодаря восприятию лютни или играющего на лютне воспринимается и звук.

10. Подобно тому как из огня, в который подложено сырое топливо, выходят один за другим [клубы] дыма, поистине, так, о [Майтрейи], с дыханием этого великого существа вышли Ригведа, Яджурведа, Самаведа, Атхарвангираса, итихаса, пураны, науки, упанишады, шлоки, сутры, анувьякхьяны, вьякхьяны. Все они вышли с его дыханием.

11. Это подобно тому, как океан - средоточие всех вод, как кожа - средоточие всех прикосновений, как ноздри - средоточие всех запахов, как язык - средоточие всех вкусов, как глаз - средоточие всех образов, как ухо - средоточие всех звуков, как разум - средоточие всех решений, как сердце - средоточие всех знаний, как руки - средоточие всех дел, как детородный орган - средоточие всех удовольствий, как задний проход - средоточие всех извержений, как ноги - средоточие всех путешествий, как речь - средоточие всех вед.

12. Подобно тому, как брошенный в воду комок соли растворяется в воде и нельзя вытащить его [снова], но какую часть [воды] ни возьмешь - она соленая, поистине, так же, о [Майтрейи], эта великая, бесконечная, безграничная, состоящая из одного лишь познания сущность, возникнув из этих элементов, исчезает в них. Нет после смерти сознания. Так говорю я, о [Майтрейи]". - Так сказал Яджнявалкья.

13. Тогда Майтрейи сказала: "Ты смутил " меня, господин, тем, что [сказал:] "нет после смерти сознания". Тогда он сказал: "Поистине, я не говорю смущающего, о [Майтрейи]. И этого достаточно, чтобы понять.

14. Ибо, где есть [что-либо] подобное двойственности, там один обоняет другого, там один видит другого, там один слышит другого, там один говорит другому, там один мыслит о другом, там один познаёт другого. Но когда для него все стало Атманом, то как и кого сможет он обонять, то как и кого сможет видеть, то как и кого сможет слышать, то как и кому сможет говорить, то как и о ком сможет мыслить, то как и кого сможет познать? Как сможет он познать того, благодаря которому он познаёт все это? Как сможет он, о [Майтрейи], познать познающего?"


Пятая брахмана

1. Эта земля - мед для всех существ, все существа - мед для этой земли. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой земле, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] тело, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

2. Эта вода - мед для всех существ, все существа - мед для этой воды. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой воде, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] семя в теле, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это Брахман, это - все.

3. Этот огонь - мед для всех существ, все существа - мед для этого огня. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом огне, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] речь, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

4. Этот ветер - мед для всех существ, все существа - мед для этого ветра. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом ветре, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] дыхание, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

5. Это солнце - мед для всех существ, все существа - мед для этого солнца. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом солнце, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] глаз, - он и есть этот Атман. Это бессмертный, это - Брахман, это - все.

6. Эти страны света - мед для всех существ, все существа - мед для этих стран света. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этих странах света, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] ухо и как время, когда слышно, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

7. Эта луна - мед для всех существ, все существа - мед для этой луны. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой луне, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] разум, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

8. Эта молния - мед для всех существ, все существа - мед для этой молнии. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой молнии, и этот относящийся к телу, блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] блеск, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

9. Этот гром - мед для всех существ, все существа - мед для этого грома. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом громе, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] звук и интонация, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

10. Это пространство - мед для всех существ, все существа - мед для этого пространства. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом пространстве, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] пространство [внутри] сердца, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

11. Эта дхарма - мед для всех существ, все существа - мед для этой дхармы. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой дхарме, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] дхарма, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

12. Это действительное - мед для всех существ, все существа - мед для этого действительного. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом действительном, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который существует как действительное, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

13. Это человечество - мед для всех существ, все существа - мед для этого человечества. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом человечестве, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] человеческое существо, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

14. Этот Атман - мед для всех существ, все существа - мед для этого Атмана. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом Атмане, и этот блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как индивидуальный] Атман, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

15. Поистине, этот Атман - повелитель всех существ, царь всех существ. Подобно тому, как все спицы заключены между ступицею колеса и ободом колеса, так все существа, все боги, все миры, все дыхания, все Атманы заключены в этом Атмане.

16. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"О страшном деянии, совершенном ради вашей выгоды, герои,
Я возвещу, как гром [возвещает] о дожде.
Ведь этот мед Дадхьянч Атхарвана
Передал вам [с помощью] лошадиной головы".

17. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"Ашвины, Атхарвану Дадхьянчу
Вы поставили лошадиную голову.
Выполняя обещание, он передал вам мед
Тваштара, чтобы вы, страшные, держали его в тайне".

18. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"Он сотворил двуногие тела, он сотворил четырехногие тела,
Став сначала птицей, он, пуруша, вошел в тела".
Поистине, он, этот пуруша, пребывает во всех телах. Нет ничего не покрытого им, нет ничего не скрытого им.

19. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"Он отображен в каждом образе,
Чтобы его образ воспринимали.
Благодаря волшебным силам, Индра шествует, [приняв] множество образов.
Ведь для него запряжено десять сотен коней".
Поистине, он и есть кони, поистине, он и есть десяток и тысячи, многочисленные и бесконечные. Этот Брахман ничего не имеет ни до себя, ни после себя, ни внутри, ни вне. Этот Атман - Брахман, все воспринимающий. Таково наставление.


Шестая брахмана

1. Теперь - о преемственности [учителей]:
Паутимашья [получил учение] от Гаупаваны,
Гаупавана - от [другого] Паутимашьи,
[этот] Паутимашья - от [другого] Гаупаваны,
[этот] Гаупавана - от Каушики,
Каушика - от Каундиньи,
Каундинья - от Шандильи,
Шандилья - от Каушики и Гаутамы,
Гаутама -

2. от Агнивешьи,
Агнивешья - от Шандильи и Анабхимлаты,
Анабхимлата - от [другого] Анабхимлаты,
[этот] Анабхимлата - от [третьего] Анабхимлаты,
[этот] Анабхимлата - от Гаутамы,
Гаутама - от Сайтавы и Прачинайогьи,
Сайтава и Прачинайогья - от Парашарьи,
Парашарья - от Бхарадваджи,
Бхарадваджа - от [другого] Бхарадваджи и Гаутамы,
Гаутама - от [третьего] Бхарадваджи,
[этот] Бхарадваджа - от Парашарьи,
Парашарья - от Вайджавапаяны,
Вайджавапаяна - от Каушикаяни,
Каушикаяни -

3. от Гхритакаушики,
Гхритакаушика - от Парашарьяяны,
Парашарьяяна - от Парашарьи,
Парашарья - от Джатукарньи,
Джатукарнья - от Асураяны и Яски,
Асураяна - от Трайвани,
Трайвани - от Аупаджандхани,
Аупаджандхани - от Асури,
Асури - от Бхарадваджи,
Бхарадваджа - от Атрейи,
Атрея - от Манти,
Манти - от Гаутамы,
Гаутама - от [другого] Гаутамы,
[этот] Гаутама - от Ватсьи,
Ватсья - от Шандильи,
Шандилья - от Кайшорьи Капьи,
Кайшорья Капья - от Кумарахариты,
Кумарахарита - от Галавы,
Галава - от Видарбхикаундиньи,
Видарбхикаундинья - от Ватсанапата Бабхравы,
Ватсанапат Бабхрава - от Пантхи Саубхары,
Пантха Саубхара - от Аясьи Ангирасы,
Аясья Ангираса - от Абхути Тваштры,
Абхути Тваштра - от Вишварупы Тваштры,
Вишварупа Тваштра - от двух ашвинов,
два ашвина - от Дадхьянча Атхарваны,
Дадхьянч Атхар?ана - от Ахтарвана Дайвы,
Атхарван Дайва - от Мритью Прадхвансаны,
Мритью Прадхвансана - от Прадхвансаны,
Прадхвансана - от Экарши,
Экарши - от Випрачитти,
Випрачитти - от Вьяшти,
Вьяшти - от Санару,
Санару - от Санатаны,
Санатана - от Санаги,
Санага - от Парамештхина,
Парамештхин - от Брахмана.
Брахман - самосущий. Поклонение Брахману!

Добавить комментарий

Текст комментария не должен содержать оскорбительных фраз по отношению к кому либо
Текст комментария не должен содержать нецензурных слов.


Защитный код
Обновить

Language

Russian English French German Italian Portuguese Spanish

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Веды - Упанишады

раздел мадху

  ПЕРВАЯ ГЛАВА


Первая брахмана


1. Ом! Поистине, утренняя заря - это голова жертвенного коня, солнце - его глаз, ветер - его дыхание, его раскрытая пасть - это огонь Вайшванара; год - это тело жертвенного коня, небо - его спина, воздушное пространство - его брюхо, земля - его пах, страны света - его бока, промежуточные стороны - его ребра, времена года - его члены, месяцы и половины месяца - его сочленения, дни и ночи - его ноги, звезды - его кости, облака - его мясо; пища в его желудке - это песок, реки - его жилы, печень и легкие - горы, травы и деревья - его волосы, восходящее [солнце] - его передняя половина, заходящее - его задняя половина. Когда он оскаливает пасть, сверкает молния; когда он содрогается, гремит гром; когда он испускает мочу, льется дождь; голос - это его голос.

2. Поистине, день возник для коня подобно [сосуду] Махиман, что ставят перед [конем]. Колыбель его - в Восточном море. Ночь возникла для коня подобно [сосуду] Махиман, что ставят позади [коня]. Колыбель ее - в Западном море. Поистине, эти [сосуды] Махиманы возникли по обе стороны коня. Став конем, он понес на себе богов, [став] жеребцом - гандхарвов, [став] скакуном - асуров, [став] лошадью - людей. Море - его родич, море - его колыбель.


Вторая брахмана

1. Вначале здесь не было ничего. [Все] это было окутано смертью или голодом, ибо голод - это смерть. Он [- зовущийся смертью - пожелал]: "Пусть я стану воплощенным" - и сотворил разум. Он двинулся, славословя, и от его славословия родилась вода. "Поистине, - [сказал] он, - когда я славословил, появилась вода. Поэтому природа ее - арка. Поистине, радость приходит к тому, что знает природу воды арка.

2. Поистине, вода - арка. То, что было пеной воды, затвердело, и это стало землей. Он изнурил себя. И от него, изнуренного и воспламененного, возник блеск, его сущность, который есть огонь.

3. Он разделился на три части: треть - солнце, треть - ветер. Он же - и дыхание, разделенное на три части. Восток - его голова, та и другая стороны - передние конечности, запад - хвост, та и другая стороны - бедра, юг и север - бока; небо - его спина, воздух - брюхо, эта [земля] - грудь. Так твердо стоит он в водах. Кто знает это, твердо стоит там, куда он идет.

4. Он пожелал: "Пусть второе тело родится от меня". И разумом он - голод или смерть - произвел сочетание с речью. То, что было семенем, стало годом. До этого не было года. Он растил его столько времени, сколько длится год, и затем выпустил его. Когда он раскрыл рот, чтобы съесть рожденного, тот произнес: бхан. И это стало речью.

5. Он подумал: "Если я его убью, у меня будет мало пищи". Тогда той речью и тем телом он сотворил все, что существует здесь: ричи, яджусы, саманы, заклинания, жертвоприношения, людей, скот. Все, что он произвел, он решил пожрать. Поистине, он поедает все, поэтому природа смерти - адити. Кто знает природу смерти - адити, тот становится поедателем всего, что существует, и все становится его пищей.

6. Он пожелал: "Пусть я снова принесу жертву, еще большую". Он стал изнурять себя, он воспламенился подвижничеством. И от него, изнуренного и воспламененного, возникли слава и сила. Поистине, слава и сила - это жизненные дыхания. Когда возникли дыхания, тело стало возрастать. И в его теле был разум.

7. Он пожелал: "Пусть это [тело] будет пригодно мне для жертвы и пусть я воплощусь с его помощью". Тогда [оно] стало конем; возросши, оно сделалось пригодным для жертвы, поэтому жертвоприношение коня зовется ашвамедха. Поистине, кто знает это, тот знает ашвамедху. Оставив его на свободе, он стал думать [о нем] и по истечении года принес его в жертву самому себе, а [других] животных отдал богам. Поэтому и приносят в жертву Праджапати освященного [коня] принадлежащего всем богам. Поистине, ашвамедха - это то, что излучает тепло; его тело - год. Этот огонь - арка; эти миры - его тела. Итак, их двое - жертвенный огонь и жертвоприношение коня. И опять же, они - одно божество: смерть. Тот, [кто знает это], побеждает вторичную смерть, смерть не настигает его, смерть становится его телом, он становится единым с теми божествами.


Третья брахмана

1. От Праджапати произошло два вида существ: боги и асуры. И боги были моложе, асуры - старше. Они боролись друг с другом за эти миры. Боги сказали: "Давайте победим асуров при жертвоприношении с помощью удгитхи".

2. Они сказали речи: "Пой для нас". - "Хорошо", - [сказала речь], и речь стала петь для них. То наслаждение, которое заключено в речи, она [своим] пением доставляла богам; то хорошее, что она говорит, - себе самой. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца", - и, набросившись на нее, поразили ее злом. Зло, [которое заключается в том], что она говорит дурное, и есть это зло.

3. Затем [боги] сказали обонянию: "Пой для нас". - "Хорошо",- [сказало обоняние], и обоняние стало петь для них. То наслаждение, которое заключено в обонянии, оно [своим] пением доставляло богам; то хорошее, что оно обоняет, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что оно обоняет дурное, и есть это зло.

4. Затем [боги] сказали глазу: "Пой для нас". - "Хорошо",-[сказал глаз], и глаз стал петь для них. То наслаждение, которое заключено в глазу, он [своим] пением доставлял богам; то хорошее, что он видит, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что он видит дурное, и есть это зло.

5. Затем [боги] сказали уху: "Пой для нас". - "Хорошо", - [сказало ухо], и ухо стало петь для них. То наслаждение, которое заключено в ухе, оно [своим] пением доставляло богам; то хорошее, что оно слышит, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что оно слышит дурное, и есть это зло.

6. Затем [боги] сказали разуму: "Пой для нас". - "Хорошо",- [сказал разум], и разум стал петь для них. То наслаждение, которое заключено в разуме, он [своим] пением доставлял богам; то хорошее, что он думает, - себе самому. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, поразили его злом. Зло, [которое заключается в том], что оно думает дурное, и есть это зло. Так и случилось, что они одолели этих божеств злом, так они поразили их злом.

7. Затем [боги] сказали жизненному дыханию во рту: "Пой для нас". - "Хорошо", - [сказало оно], и это дыхание стало петь для них. [Асуры] узнали: "Поистине, нас одолеют с помощью этого певца" - и, набросившись на него, хотели поразить его злом. И подобно тому, как, ударившись о камень, рассыпается ком земли, так и они рассыпались в разные стороны и погибли. Так устояли боги и пали асуры. Кто знает это, тот устоит благодаря самому себе, а ненавидящий его враг падет.

8. Тогда [боги] сказали: "Где же было то, что так помогло нам?" Оно - во рту и зовется аясья; оно - ангираса, ибо оно - сущность членов тела.

9. Поистине, это божество зовется дур, ибо смерть далека от него. От того, кто знает это, смерть далека.

10. Поистине, после того, как это божество отразило от тех божеств зло и смерть, оно послало [зло] туда, где кончаются страны света. Там оно поместило их зло. Пусть поэтому никто не идет к людям, никто не идет до конца [стран света] не то он встретится со злом, со смертью.

11. Поистине, после того, как это божество отразило от тех божеств зло и смерть, оно увело их от смерти.

12. Поистине, первым оно увело речь. Когда та освободилась от смерти, она стала огнем. Выйдя за пределы смерти, этот огонь сияет.

13. Затем [оно] увело обоняние. Когда то освободилось от смерти, оно стало ветром. Выйдя за пределы смерти, этот ветер очищает.

14. Затем [оно] увело глаз. Когда тот освободился от смерти, он стал солнцем. Выйдя за пределы смерти, это солнце пылает.

15. Затем [оно] увело ухо. Когда то освободилось от смерти, оно стало странами света. Эти страны света вышли за пределы смерти.

16. Затем [оно] увело разум. Когда тот освободился от смерти, он стал луной. Выйдя за пределы смерти, эта луна сияет. Поистине, это божество уводит от смерти того, кто знает это.

17. Затем пением [оно] приобрело себе пи?у, пригодную для еды. Ибо всякая пища, которая поедается, поедается жизненным дыханием. Здесь - его основа.

18. Эти боги сказали: "Поистине, всю эту пищу, сколько ее есть, ты приобрело себе пением. Дай же и нам долю в этой пище". - [Оно ответило:] "Тогда войдите в меня". - "Хорошо", - [сказали они] и со всех сторон вошли в него. Поэтому они насыщаются той пищей, которую съедает [это дыхание]. Поистине, в того, кто знает это, таким же образом входят его родичи, он становится поддержкой родичей, их главой, предводителем, поедателем пищи, владыкой. И если кто-нибудь из его людей пожелает противопоставить себя знающему это, то он не сможет удовлетворить своих подчиненных. Но кто покоряется ему и, следуя за ним, желает поддержать своих подчиненных, тот сможет удовлетворить их.

19. Оно - Аясья Ангираса, ибо оно - сущность членов тела. Поистине, дыхание - сущность членов тела, да, дыхание - сущность членов тела. Поэтому, из какого бы члена тела ни вышло дыхание, тот член засыхает. Поистине, оно - сущность членов тела.

20. И оно также - Брихаспати: Ведь брихати есть речь, и оно - ее господин. Поэтому оно - Брихаспати.

21. И оно также - Брахманаспати. Ведь Брахман есть речь, и оно - ее господин. Поэтому оно - Брахманаспати.

22. И оно также - саман. Ведь саман есть речь. Это - "она" и "он"; отсюда имя его - саман. И еще потому, что оно равно белому муравью, равно мошке, равно слону, равно этим трем мирам, равно этой вселенной, - поэтому оно и саман. Кто знает так этот саман, тот достигает соединения с саманом и пребывает с ним в одном и том же мире.

23. И он также - удгитха. Поистине, дыхание - ут, ибо дыханием поддержан весь этот мир. И речь - это песнь. Оно - ут и гитха и поэтому - удгитха.

24. И поэтому сказал Брахмадатта Чайкитанея, вкушая царя [Сому]: "Пусть этот царь отсечет мою голову, если Аясья Ангираса пел удгитху иным способом, чем этот. Ведь лишь речью и дыханием он пел удгитху".

25. Кто знает богатство этого самана, тот владеет этим богатством. Поистине, богатство его - благозвучие. Поэтому тот, кто собирается исполнять обязанности жреца, желает, чтобы в голосе его было благозвучие. Таким наделенным благозвучием голосом пусть исполняет он обязанности жреца. Поэтому при жертвоприношении люди желают видеть наделенного благозвучным голосом - того, у кого есть богатство. Кто знает так это богатство самана, у того есть богатство.

26. Кто знает золото этого самана, у того есть золото. Ведь золото его - благозвучие. Кто знает так это золото самана, у того есть золото.

27. Кто знает опору этого самана, тот действительно имеет опору. Ведь опора его - речь. Ибо, опираясь на речь, поет жизненное дыхание. Но некоторые говорят, что [его опора] - в пище.

28. Теперь следует восхождение к очистительным гимнам. Поистине, прастотар поет саман, и, пока он поет его, пусть произносит [жертвователь]: "Веди меня от небытия к бытию. Веди меня от тьмы к свету. Веди меня от смерти к бессмертию". Когда он говорит: "Веди меня от небытия к бытию", то, поистине, небытие - это смерть, бытие - бессмертие. "Веди меня от смерти к бессмертию, сделай меня бессмертным", - вот что он тогда говорит. [Когда он говорит:] "Веди меня от тьмы к свету", то, поистине, тьма - это смерть, свет - бессмертие. "Веди меня от смерти к бессмертию, сделай меня бессмертным", - вот что он тогда говорит. [Когда он говорит:] "Веди меня от смерти к бессмертию", то нет здесь ничего, что было бы скрыто.
Что же до других хвалебных гимнов, то пусть пением их он добывает себе пищу. И пусть поэтому он выбирает в них дар для себя - то желание, которое он желает. Знающий это удгатар приобретает пением для себя или для жертвователя то желание, которое он желает. Поистине, это - завоевание мира. Нечего бояться, что не достигнет лучшего мира тот, кто знает так этот саман.


Четвертая брахмана

1. Вначале [все] это было лишь Атманом в виде пуруши. Он оглянулся вокруг и не увидел никого кроме себя. И прежде всего он произнес: "Я есмь". Так возникло имя "Я". Поэтому и поныне тот, кто спрошен, отвечает сначала: "Я есмь", а затем называет другое имя, которое он носит. Перед началом всего этого он сжег все грехи, и поэтому он - пуруша. Поистине, знающий это, сжигает того, кто желает быть перед ним.

2. Он боялся. Поэтому [и поныне] тот, кто одинок, боится. И он подумал: "Ведь нет ничего кроме меня, - чего же я боюсь?" И тогда боязнь его прошла, ибо чего ему было бояться? Поистине, [лишь] от второго приходит боязнь.

3. Поистине, он не знал радости. Поэтому тот, кто одинок, не знает радости. Он захотел второго. Он стал таким, как женщина и мужчина, соединенные в объятиях. Он разделил сам себя на две части. Тогда произошли супруг и супруга. "Поэтому сами по себе мы подобны половинкам одного куска", - так сказал Яджнявалкья. Поэтому пространство это заполнено женщиной. Он сочетался с нею. Тогда родились люди.

4. И она подумала: "Как может он сочетаться со мною после того, как произвел меня из самого себя? Что же - я спрячусь". Она стала коровой, он - быком и сочетался с ней; тогда родились коровы. Она стала кобылой, он - жеребцом; она ослицей, он - ослом и сочетался с ней; тогда родились однокопытные. Она стала козой, он - козлом; она - овцой, он - бараном и сочетался с ней; тогда родились козы и овцы. И так то, что существует в парах, - все это он произвел на свет, вплоть до муравьев.

5. Он узнал: "Поистине, я есмь творение, ибо я сотворил все это". Так он стал творением. Кто знает это, тот находится в этом его творении.

6. Затем он потер [руки] и сотворил огонь изо рта, [словно] из материнского лона. Поэтому у обоих внутреняя поверхность лишена волос - ведь лишено волос внутри материнское лоно. И когда говорят: "Приноси жертву тому богу", "приноси жертву другому", то это лишь его творение, ибо он - все боги. И вот влагу, которая существует, он сотворил из семени; и это - сома. Поистине, весь этот мир - лишь пища, огонь - поедатель пищи. Это - высшее творение Брахмана, ибо он сотворил богов превосходящими [его самого], смертный, он сотворил бессмертных. Поэтому это - высшее творение. Кто знает это, находится в высшем его творении.

7. [Все] это было тогда неразличимо. Он стал различим по имени и образу. И [говорят]: "Таково его имя, таков образ". Ведь поныне [все] различимо по имени и образу. И [говорят]: "Таково его имя, таков образ". Он [Атман] проник сюда до кончиков ногтей, как нож в ножны, как огонь в пристанище огня. Его не видят, ибо он неполон. Дышащий, он зовется дыханием, говорящий - речью, видящий - глазом, слышащий - ухом, разумеющий - разумом. Это лишь имена его дел. Кто почитает лишь то или иное из них, не обладает знанием, ибо в том или ином он неполон. Пусть почитают его как Атмана, ибо здесь все [его дела] становятся одним. Этот Атман - след всего сущего, ибо, поистине, как находят по следу [утерянное], так узнают по нему все сущее. Кто знает это, тот находит славу и похвалу.

8. Этот Атман дороже сына, дороже богатства, дороже всего остального. Он - самое сокровенное. И если тому, кто называет дорогим не Атмана, а другое, скажут, что он утратит то, [что считают] дорогим, то так и может произойти. Лишь Атмана следует почитать дорогим. Кто почитает дорогим лишь Атмана, у того дорогое не погибнет.

9. И говорят: "Если люди считают, что благодаря знанию Брахмана они станут всем, то что же такое знал Брахман, благодаря чему он стал всем?"

10. Поистине, в начале это было Брахманом. Он узнал себя: "Я есмь Брахман". Поэтому он стал всем [сущим]. И кто из богов пробудился [к этому знанию] тот стал таким же. То же произошло с риши, то же с людьми. Видя это, риши Вамадева понял: "Я был Ману и Сурьей". Так и поныне - кто знает: "Я есмь Брахман", тот становятся всем [сущим]. И даже боги не могут помешать ему в этом, ибо он становится их Атманом. Кто же почитает другое божество и говорит: "Оно - одно, а я - другое", тот не обладает знанием. Он - как животное перед богами. Ведь, поистине, как многие животные приносят пользу человеку, так и каждый человек приносит пользу богам. Даже когда бывает взято одно животное, это причиняет неудовольствие, - чего же говорить о многих? Поэтому, им [богам] неприятно, когда люди знают это.

11. Поистине, вначале [все] это было одним Брахманом. Будучи одним, он не расширялся. Он сотворил еще лучший образ: кшатру - тех, кто кшатрии среди богов: Индру, Варуну, Сому, Рудру, Парджанью, Яму, Мритью, Ишану. Поэтому нет ничего выше кшатры. Поэтому при раджасуйе брахман почитает кшатрия как более высокого, он воздает эту честь одной кшатре. И все же Брахман - источник кшатры. Поэтому, если царь и достигает высшего положения, под конец он находит прибежище в Брахмане, своем источнике. И кто оскорбляет его [брахмана], тот нападает на собственный источник. Он становился тем хуже, чем лучше тот, кого он оскорбил.

12. Все же он не расширялся. Он сотворил виш - те породы богов, которые обозначаются по группам: васу, рудры, адитьи, вишведевы и маруты.

13. Все же он не расширялся. Он сотворил варну шудр [в образе] Пушана. Поистине, эта [земля] - Пушан, ибо она питает все сущее.

14. Все же он не расширялся. Он сотворил еще лучший образ - дхарму. Кшатра кшатры - вот что такое дхарма. Поэтому нет ничего выше дхармы. И бессильный надеется [одолеть] более сильного с помощью дхармы, словно с помощью царя. Ибо, поистине, дхарма есть правда. Поэтому и считают, что говорящий правду говорит дхарму, говорящий дхарму говорит правду. Ведь обе они - одно и то же.

15. Итак, это - Брахман, кшатра, виш и шудра. Этот Брахман был среди богов огнем, среди людей - брахманом; [божественным] кшатрием он существовал как кшатрий; [божественным] вайшьей - как вайшья; [божественным] шудрой - как шудра. Поэтому желают пребывать в мире богов в виде огня, среди людей - в виде брахмана - ведь в двух этих образах существовал Брахман. И если кто-нибудь покидает этот мир, не видя собственного мира, то [мир] тот, подобно непрочитанной веде или несделанному деянию, не приносит ему пользы. И если даже не знающий этого делает великое и благое деяние, то оно гибнет под конец. Лишь Атмана следует почитать как мир. Кто почитает лишь Атмана как мир, деяние того не гибнет. Из этого Атмана он творит все, что пожелает.

16. И поистине, этот Атман - мир всех существ. Когда он совершает подношение и жертву - он мир богов; когда произносит [веды] - [мир] риши; когда делает приношения предкам, когда желает потомства - [мир] предков; когда укрывает людей, когда дает им пищу - [мир] людей; когда доставляет животным траву и воду - [мир] животных; когда в его домах поддерживают существование звери, птицы и все, вплоть до муравьев, [то он] - их мир. И как желают безопасности для своего мира, так желают все существа безопасности для того, кто знает это. Поистине, это известно и исследовано.

17. Вначале [все] это было лишь Атманом, единственным. Он пожелал: "Пусть будет у меня жена - тогда я смогу произвести потомство; пусть у меня будет богатство - тогда я смогу совершать деяние". Поистине, таковы [пределы] желания, и желающий не может доставить себе большего. Поэтому и поныне одинокий желает: "Пусть будет у меня жена - тогда я смогу произвести потомство; пусть будет у меня богатство - тогда я смогу совершить деяние". И если из этих желаний он не достигает какого-либо одного, то считает себя неполным. А полнота его [такова]: разум - его Атман, речь - его жена, дыхание - его потомство; глаз - его мирское богатство, ибо глазом он добывает его; ухо - его божественное [богатство], ибо ухом он слышит его. И тело - его деяние, ибо телом он совершает деяние. Пятерично это жертвоприношение, пятерично жертвенное животное, пятеричен человек, пятерично все, что существует. Тот, кто знает это, достигает всего [сущего].


Пятая брахмана

1. Когда знанием и подвижничеством отец породил семь видов пищи,
То один из них сделал общим для всех, два уделил богам,
Три сделал для себя, один предоставил животным.
На нем основано все, что дышит и что не [дышит].
Почему же неистребимы те, которые всегда поедаются?
Кто знает об этой неистребимости, тот поедает пищу лицом,
Тот идет к богам, тот живет [своей] силой.
Таковы стихи.

2. "Когда отец породил знанием и подвижничеством семь видов пищи", - ибо отец породил [их] знанием и подвижничеством. "То один из них сделал общим для всех" - та его пища, которая поедается, - общая для всех. Кто почитает ее, тот не свободен от зла, ибо она смешана. "Два уделил богам" - это огненное жертвоприношение и подношение. Поэтому совершают огненное жертвоприношение и подношение богам. Говорят также, [что это] - жертвы новолуния и полнолуния. Поэтому пусть не совершает жертвоприношений из корысти. "Один предоставил животным" - это молоко, ибо вначале люди и животные живут молоком. Поэтому новорожденному ребенку дают сначала лизать масло или сосать грудь, и новорожденного ребенка называют "не поедающим траву". "На нем основано все, что дышит и что не [дышит]" - на молоке основано все, что дышит, и что не [дышит]. Что же касается слов: "Кто в течение года приносит жертву молоком, тот побеждает вторичную смерть" - то не надо так считать. Ибо в тот самый день, когда он приносит жертву, побеждает вторичную смерть знающий это. Ведь он приносит богам всю пищу. "Почему же неистребимы те, которые всегда поедаются?" - ведь поистине пуруша неистребим, потому что он снова и снова порождает эту пищу. "Кто знает об этой неистребимости" - ведь поистине пуруша неистребим, потому что постоянным размышлением он производит эту пищу, [как своими] деяниями. Если он не делает этого, [пища] истребляется. "Тот поедает пищу лицом" - лицо это рот, это [он поедает ее] ртом. "Тот идет к богам, тот живет [своей] силой" - это восхваление.

3. "Три сделал для себя" - разум, речь, дыхание - их он сделал для себя. "Разум [мой] был далеко, и я не видел. Разум [мой] был далеко, и я не слышал", - так [говорят], ибо лишь разумом смотрят, разумом слушают. Любовь, решительность, сомнение, вера, неверие, твердость, нетвердость, стыд, размышление, страх - все это разум. Поэтому даже тот, кого коснутся сзади, узнаёт это разумом. И [все], что есть звук, то - речь. Она имеет конец и не имеет. Дыхание [в легких], дыхание, идущее вниз, дыхание, разлитое по телу, дыхание, идущее вверх, общее дыхание - [таковы] дыхания, и все это лишь [одно] дыхание. Из них, поистине, состоит этот Атман: из речи, из разума, из дыхания.

4. Таковы же и три мира: речь - этот мир, разум - воздушное пространство, дыхание - тот мир.

5. Таковы же и три веды: речь - Ригведа, разум - Яджурведа, дыхание - Самаведа.

6. Таковы же и боги, праотцы, люди: речь - боги, разум - праотцы, дыхание - люди.

7. Таковы же и отец, мать, потомство: разум - отец, речь - мать, дыхание - потомство.

8. Таково же и то, что известно; то, что должно стать известным; то, что неизвестно. То, что известно, [имеет] образ речи, ибо речь - известное. Став им [известным] речь защищает его [знающего].

9. То, что должно стать известным, имеет образ разума, ибо разум - то, что должно стать известным. Став им [тем, что должно стать известным] разум защищает его [знающего].

10. То, что неизвестно, имеет образ дыхания, ибо дыхание - то, что неизвестно. Став им [неизвестным] дыхание защищает его [знающего].

11. Тело этой речи - земля. В образе света она - этот [земной] огонь. Насколько простирается речь - настолько простирается земля, настолько простирается этот огонь.

12. Далее, тело этого разума - небо, в образе света он - солнце. Насколько простирается разум - настолько простирается небо, настолько простирается солнце. Оба они сочетались - от этого родилось дыхание. Оно - Индра, и оно не имеет соперника. Поистине, соперник это второй. Кто знает это, у того не бывает соперника.

13. Далее, тело этого дыхания - вода, в образе света оно - луна. Насколько простирается дыхание - настолько простирается вода, настолько простирается луна. Все они равны, все бесконечны. Поистине, тот, кто почитает их конечными, приобретает конечный мир; тот же, кто почитает их бесконечными, приобретает бесконечный мир.

14. Этот Праджапати - год, [он состоит] из шестнадцати частей. Его ночи - пятнадцать частей, неизменна его шестнадцатая часть. Благодаря ночам он и растет, и уменьшается. В ночь новолуния он проникает этой шестнадцатой частью во все, что одушевленно, и рождается на следующее утро. Поэтому из почтения к этому божеству в такую ночь нельзя пресекать дыхание у одушевленного, будь то даже ящерица.

15. Поистине, человек, который знает это, - сам есть год, Праджапати из шестнадцати частей. Его имущество - пятнадцать частей, Атман - его шестнадцатая часть. Благодаря имуществу он и растет и уменьшается. Этот Атман - ступица колеса, имущество - обод колеса. Поэтому когда [кто-нибудь] теряет все, но его Атман живет, то говорят, что он потерял обод колеса.

16. Поистине, существует три мира - мир людей, мир предков, мир богов. Мир людей приобретается лишь благодаря сыну, а не какому-нибудь другому деянию; мир предков - благодаря деянию, мир богов - благодаря знанию. Поистине, мир богов - лучший из миров. Поэтому и восхваляют знание.

17. Теперь - о передаче. Когда [кто-нибудь] считает, что уходит из мира, он говорит сыну: "Ты - Брахман, ты - жертва, ты - мир". Сын отвечает: "Я Брахман, я - жертва, я - мир". Поистине, то, что изучено, - все это едино в [слове] "Брахман". Поистине, те жертвы, которые [приносились], - все они едины в [слове] "жертва". Поистине, те миры, которые есть, - все они едины в [слове] "мир". Поистине, в этом - все [сущее]. "Будучи этим всем, пусть он поможет мне [спастись] отсюда", - так [думает отец]. Поэтому обученного сына называют ведущим к достижению мира, поэтому обучают его. Когда знающий это уходит из этого мира, он проникает своими дыханиями в сына. Когда им совершено что-либо неправильное, то сын освобождает его от всего этого, - потому он и зовется сыном. Благодаря сыну отец утверждается в этом мире. Тогда в него проникают божественные, бессмертные дыхания.

18. Из земли и из огня в него проникает божественная речь. Поистине, это - божественная речь, и все, что ею ни говорится, то исполняется.

19. Из неба и солнца в него проникает божественный разум. Поистине, это - божественный разум, благодаря которому он становится радостным и больше не страдает.

20. Из вод и луны в него проникает божественное дыхание. Поистине, это - божественное дыхание, которое - движется оно или не движется - не терпит ущерба и не гибнет. Кто знает это, становится Атманом всех существ. Каково это божество - таков он. Как благоприятствуют все существа тому божеству, так благоприятствуют все существа тому, кто знает это. Какие бы страдания ни терпели рожденные, эти [страдания] остаются в них. Лишь добро идет к нему, ибо, поистине, зло не идет к богам.

21. Теперь следует рассмотрение обрядов. Праджапати сотворил действия. Сотворенные они вступили в спор друг с другом. Речь решила: "Я буду говорить". Глаз: "Я буду видеть". Ухо: "Я буду слышать". И так же [решили] другие действия, [каждое] согласно [своему] делу. Смерть сделалась изнурением и одолела их, овладела ими. Овладев ими, смерть удержала их [от дел]. Поэтому и бывает изнурена речь, и?нурен глаз, изнурено ухо. Но она не овладела тем, что есть срединное дыхание. Те [действия] хотели узнать его [и сказали]: "Поистине, оно - лучшее из нас, ибо - движется оно или не движется - оно не терпит ущерба и не гибнет. Давайте же примем все его образ". И все они приняли его образ. Поэтому по его имени их и называют "дыханиями". Из какой бы семьи ни был тот, кто знает это, ту семью называют по его имени. Вступающий в спор с тем, кто знает это, иссыхает и, иссохнув, умирает под конец. Вот, что относится к телу.

22. Теперь - о божествах. Огонь решил: "Я буду гореть". Солнце: "Я буду греть". Луна: "Я буду сиять". И так же [решили] другие божества, [каждое] согласно [своему] божественному [делу]. И каково срединное дыхание между жизненными силами, таков ветер между этими божествами. Ибо другие божества идут на покой, но не ветер. Ветер - это божество, которое никогда не садится.

23. Теперь - этот стих:

Откуда солнце поднимается
И куда оно заходит,
(поистине, из дыхания оно поднимается и в дыхание заходит) -
То боги сделали дхармой
Лишь оно - сегодня и оно - завтра.
(Поистине, что они решили раньше, то делают и сегодня).
Пусть поэтому [человек] исполняет лишь один обряд. Пусть он вдыхает и выдыхает, [желая]: "Да не овладеет мной зло смерти". И когда он исполняет [обряд], то пусть завершит [его]. Таким путем он соединится с этим божеством и приобретет с ним один и тот же мир.


Шестая брахмана

1. Поистине, [все] это - триада: имя, образ, деяние. [Что касается] их имен, то источник их - речь, ибо от нее происходят все имена. Она - их песнопение, ибо она - общая для всех имен. Она - их Брахман, ибо она несет все имена.

2. Теперь - об образах: источник их - глаз, ибо от него происходят все образы. Он - их песнопение, ибо он - общий для всех образов. Он - их Брахман, ибо он несет все образы.

3. Теперь - о деяниях: источник их - тело, ибо от него происходят все деяния. Оно - их песнопение, ибо оно - общее для всех деяний. Оно - их Брахман, ибо оно несет все деяния. Эта триада едина, это Атман. Атман, будучи единым, есть эта триада. Это - бессмертное, покрытое действительным. Поистине, дыхание - бессмертное, имя и образ - действительное. Ими покрыто это дыхание.



ВТОРАЯ ГЛАВА


Первая брахмана


1. Жил [в былые времена] Дриптабалаки из рода Гаргья, сведущий в науках. Он сказал Аджаташатру из Каши: "Я поведаю тебе о Брахмане". Аджаташатру сказал: "Мы дадим тысячу [коров] за такую речь. Поистине, вот бегут люди, [восклицая]: "Джанака, Джанака!"

2. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в солнце, я и почитаю как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как высшего, как главу всех существ, как царя почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится высшим, главой всех существ, царем".

3. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в луне, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как великого, как Сому в белых одеяниях, как царя почитаю я его". "Кто почитает его так, для того день за днем течет и источается [Сома], и пища его не иссякает".

4. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в молнии, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как сверкающего почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится сверкающим, и потомство его становится сверкающим".

5. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в пространстве, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как наполненного и неподвижного почитаю я его. Кто почитает его так, у того [дом] полон потомства и скота, и потомство его не уходит из этого мира".

6. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в ветре, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как Индру Вайкунтху, как непобедимое войско почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится победителем, непобедимым, победителем врагов".

7. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в огне, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как одолевающего почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится одолевающим, и потомство его становится одолевающим".

8. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в воде, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как подобного почитаю я его. К тому, кто почитает его так, приходит подобное [ему], а не неподобное, и от него рождается подобное [ему]".

9. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в зеркале, я и почитаю, как Брахмана", Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как блистающего почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится блистающим, и потомство его становится блистающим, и он затмевает блеском всех, с кем встречается".

10. Гаргья сказал: "Тот звук, который следует за идущим, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как дыхание жизни почитаю я его. Тот, кто почитает его так, достигает в этом мире полного [срока] жизни, дыхание не оставляет его до [назначенного] времени".

11. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в странах света, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как второго, [никогда] не покидающего [нас], почитаю я его. Тот, кто почитает его так, получает второго, спутники не отделяются от него".

12. Гаргья сказал: "Того пурушу, который состоит из тени, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как смерть почитаю я его. Тот, кто почитает его так, достигает в этом мире полного [срока] жизни, смерть не приходит к нему до [назначенного] времени".

13. Гаргья сказал: "Того пурушу, который в теле, я и почитаю, как Брахмана". Аджаташатру сказал: "Нет, не говори мне о нем. Поистине, как воплощенного почитаю я его. Тот, кто почитает его так, становится воплощенным и потомство его становится воплощенным". И Гаргья умолк.

14. Аджаташатру сказал: "Это все?" - "Да, все". - "Этого недостаточно для знания". Гаргья сказал: "Дозволь [мне] приблизиться к тебе [как ученику]".

15. Аджаташатру сказал: "Противно обычаю, что брахман приближается к кшатрию, [думая]: "Он расскажет мне о Брахмане". И все же я сделаю тебя знающим". Взяв его за руку, он поднялся. И оба они подошли к спящему человеку. [Аджаташатру] окликнул того такими именами: "Великий, Сома в белых одеяниях, царь!" Тот не поднимался. [Тогда он] разбудил его, потерев рукой, и тот поднялся.

16. Аджаташатру сказал: "Когда этот [человек] заснул, где тогда был этот состоящий из познания пуруша, и откуда он пришел?" И этого Гаргья не знал.

17. Аджаташатру сказал: "Когда этот [человек] заснул, то этот, состоящий из познания пуруша, взяв [своим] познанием познание этих жизненных сил, отдыхает в пространстве внутри сердца. Когда он берет эти [чувства], то говорят, что человек спит, - тогда бывает взято дыхание, взята речь, взят глаз, взят слух, взят разум.

18. Когда он двигается в этом сне, то это - его миры. [Тогда он] - словно великий царь, словно великий брахман; он словно вступает в разные состояния. И как великий царь, взяв подданных, двигается, как ему угодно, по своей стране, так и этот [пуруша], взяв чувства, двигается, как ему угодно, в своем теле.

19. Когда же [человек] погружен в глубокий сон и когда ничего не знает, то [пуруша] проходит через семьдесят две тысячи артерий, которые называются хита и идут от сердца к перикардию, и пребывает в перикардии. И как юноша, или великий царь, или великий брахман отдыхают, достигнув вершины блаженства, так же отдыхает и он.

20. Как паук выползает с помощью нити, как выходят из огня маленькие искры, так выходят из этого Атмана все жизненные силы, все миры, все боги, все существа. Его тайное значение - действительное действительного. Поистине, жизненные силы - действительное и этот [Атман] - их действительное.


Вторая брахмана

1. Поистине, тот, кто знает дитя с [его] жилищем, с местом, со столбом, с веревкой, - отражает [от него] семерых ненавистных врагов. Поистине, это дитя - срединное дыхание, жилище - это [тело], место - эта [голова], столб - дыхание, веревка - пища.

2. Семеро негибнущих находятся рядом с ним. В глазу есть красные прожилки, и через них с ним соединяется Рудра. В глазу есть влага, и через нее - Парджанья, через зрачок - Адитья, через черную [часть радужной оболочки] - Агни, через белую - Индра, через нижние ресницы с ним соединяется земля, через верхние - небо. Кто знает это, у того пища не гибнет.

3. Об этом такой стих:
[Вот] чаша с отверстием внизу, дном наверху.
В ней заключена многообразная слава.
На краю ее сидят семеро риши,
Речь- восьмая - соединена с Брахманом.
"Чаша с отверстием внизу, дном наверху" - это голова, ибо она - чаша с отверстием внизу, дном наверху. "В ней заключена многообразная слава" - поистине, чувства - заключенная в ней многообразная слава; это он говорит о чувствах. "На краю ее сидят семеро риши" - поистине, чувства - это риши; это он говорит о чувствах. "Речь - восьмая - соединена с Брахманом" - [ибо] речь это восьмое, что соединяется с Брахманом.

4. Эти два [уха] - Готама и Бхарадваджа. Одно - Готама, другое - Бхарадваджа. Эти два [глаза] - Вишвамитра и Джамадагни. Одно - Вишвамитра, другое - Джамадагни. Эти две ноздри - Васиштха и Кашьяпа. Одна - Васиштха, другая - Кашьяпа. Язык - это Атри, ибо языком поедается пиша. Поистине, "ест" означает то же, что и имя Атри. Тот, кто знает это, становится поедателем всего, и все служит ему пищей.


Третья брахмана

1. Поистине, существует два образа Брахмана: воплощенный и невоплощенный, смертный и бессмертный, неподвижный и двигающийся, существующий и истинный.

2. Воплощенный - тот, который отличен от ветра и воздушного пространства; это смертный, это неподвижный, это существующий. Сущность этого воплощенного, этого смертного, этого неподвижного, этого существующего - [солнце], которое греет, ибо оно - сущность существующего.

3. А невоплощенный - это ветер и воздушное пространство; это бессмертный, это двигающийся, это истинный. Сущность этого невоплощенного, этого бессмертного, этого двигающегося, этого истинного - пуруша, который в диске [солнца], ибо он - сущность истинного. Вот, что относится к божествам.

4. Теперь относительно тела. Воплощенный - это тот, который отличен от дыхания и от пространства внутри тела; это смертный, это неподвижный, это существующий. Сущность этого воплощенного, этого смертного, этого неподвижного, этого существующего - глаз, ибо он - сущность существующего.

5. А невоплощенный - это дыхание и пространство в теле; это бессмертный, это двигающийся, это истинный. Сущность этого невоплощенного, этого бессмертного, этого двигающегося, этого истинного - пуруша, который в правом глазу, ибо он - сущность истинного.

6. И образ этого пуруши - словно одеяние цвета шафрана, словно белая овечья шерсть, словно кошениль, словно огненное пламя, словно белый лотос, словно внезапная молния. Поистине, слава того, кто знает это, подобна внезапной молнии. И вот наставление [- оно таково]: "Не [это], не [это]", ибо не существует другого [обозначения] кроме: "не [это]". И его имя - действительное действительного. Поистине, чувства - действительное и этот [пуруша] - их действительное.


Четвертая брахмана

1. "Майтрейи, - сказал Яджнявалкья,- поистине, я собираюсь оставить это состояние [домохозяина]. Давай же я произведу раздел между тобой и Катьяяни".

2. Майтрейи сказала: "Господин! Если бы вся эта земля, полная богатств, сделалась моей, стала бы я от этого бессмертной?" - "Нет, - сказал Яджнявалкья. - Какова жизнь наделенных имуществом, такой стала бы и твоя жизнь. Но нет надежды [достичь] бессмертия с помощью богатства".

3. Майтрейи сказала: "Что я буду делать с тем, от чего [все равно] не стану бессмертной. Поведай мне, блаженный, то, что ты знаешь [о бессмертии]".

4. Яджнявалкья сказал: "Да! Ты [и раньше была] дорога нам и говоришь дорогое. Подойди же и сядь - я объясню тебе [это]. А ты поразмысли над тем, что я буду объяснять".

5. И он сказал: "Поистине, не ради супруга дорог супруг, но ради Атмана дорог супруг. Поистине, не ради жены дорога жена, но ради Атмана дорога жена. Поистине, не ради сыновей дороги сыновья, но ради Атмана дороги сыновья. Поистине, не ради богатства дорого богатство, но ради Атмана дорого богатство. Поистине, не ради брахманства дорого брахманство, но ради Атмана дорого брахманство. Поистине, не ради кшатры дорога кшатра, но ради Атмана дорога кшатра. Поистине, не ради миров дороги миры, но ради Атмана дороги миры. Поистине, не ради богов дороги боги, но ради Атмана дороги боги. Поистине, не ради существ дороги существа, но ради Атмана дороги существа. Поистине, не ради всего дорого все, но ради Атмана дорого все. Поистине, [лишь] Атмана следует видеть, следует слышать, о нем следует думать, следует размышлять, о Майтрейи! Поистине, бл?годаря видению и слышанию Атмана, благодаря мысли о нем и познанию его все становится известно.

6. Брахманство оставляет того, кто считает брахманство отличным от Атмана. Кшатра оставляет того, кто считает кшатру отличной от Атмана. Миры оставляют того, кто считает миры отличными от Атмана. Боги оставляют того, кто считает богов отличными от Атмана. Существа оставляют того, кто считает существа отличными от Атмана. Все оставляет того, кто считает все отличным от Атмана. Это брахманство, эта кшатра, эти миры, эти боги, эти существа, это все - Атман.

7. Это подобно тому, как не могут быть восприняты [сами по себе] внешние звуки, когда ударяют в барабан, но благодаря восприятию барабана или ударяющего в барабан воспринимается и звук.

8. Это подобно тому, как не могут быть восприняты [сами по себе] внешние звуки, когда трубят в раковину, но благодаря восприятию раковины или трубящего в раковину воспринимается и звук.

9. Это подобно тому, как не могут быть восприняты [сами по себе] внешние звуки, когда играют на лютне, но благодаря восприятию лютни или играющего на лютне воспринимается и звук.

10. Подобно тому как из огня, в который подложено сырое топливо, выходят один за другим [клубы] дыма, поистине, так, о [Майтрейи], с дыханием этого великого существа вышли Ригведа, Яджурведа, Самаведа, Атхарвангираса, итихаса, пураны, науки, упанишады, шлоки, сутры, анувьякхьяны, вьякхьяны. Все они вышли с его дыханием.

11. Это подобно тому, как океан - средоточие всех вод, как кожа - средоточие всех прикосновений, как ноздри - средоточие всех запахов, как язык - средоточие всех вкусов, как глаз - средоточие всех образов, как ухо - средоточие всех звуков, как разум - средоточие всех решений, как сердце - средоточие всех знаний, как руки - средоточие всех дел, как детородный орган - средоточие всех удовольствий, как задний проход - средоточие всех извержений, как ноги - средоточие всех путешествий, как речь - средоточие всех вед.

12. Подобно тому, как брошенный в воду комок соли растворяется в воде и нельзя вытащить его [снова], но какую часть [воды] ни возьмешь - она соленая, поистине, так же, о [Майтрейи], эта великая, бесконечная, безграничная, состоящая из одного лишь познания сущность, возникнув из этих элементов, исчезает в них. Нет после смерти сознания. Так говорю я, о [Майтрейи]". - Так сказал Яджнявалкья.

13. Тогда Майтрейи сказала: "Ты смутил " меня, господин, тем, что [сказал:] "нет после смерти сознания". Тогда он сказал: "Поистине, я не говорю смущающего, о [Майтрейи]. И этого достаточно, чтобы понять.

14. Ибо, где есть [что-либо] подобное двойственности, там один обоняет другого, там один видит другого, там один слышит другого, там один говорит другому, там один мыслит о другом, там один познаёт другого. Но когда для него все стало Атманом, то как и кого сможет он обонять, то как и кого сможет видеть, то как и кого сможет слышать, то как и кому сможет говорить, то как и о ком сможет мыслить, то как и кого сможет познать? Как сможет он познать того, благодаря которому он познаёт все это? Как сможет он, о [Майтрейи], познать познающего?"


Пятая брахмана

1. Эта земля - мед для всех существ, все существа - мед для этой земли. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой земле, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] тело, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

2. Эта вода - мед для всех существ, все существа - мед для этой воды. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой воде, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] семя в теле, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это Брахман, это - все.

3. Этот огонь - мед для всех существ, все существа - мед для этого огня. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом огне, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] речь, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

4. Этот ветер - мед для всех существ, все существа - мед для этого ветра. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом ветре, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] дыхание, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

5. Это солнце - мед для всех существ, все существа - мед для этого солнца. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом солнце, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] глаз, - он и есть этот Атман. Это бессмертный, это - Брахман, это - все.

6. Эти страны света - мед для всех существ, все существа - мед для этих стран света. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этих странах света, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] ухо и как время, когда слышно, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

7. Эта луна - мед для всех существ, все существа - мед для этой луны. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой луне, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] разум, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

8. Эта молния - мед для всех существ, все существа - мед для этой молнии. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой молнии, и этот относящийся к телу, блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] блеск, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

9. Этот гром - мед для всех существ, все существа - мед для этого грома. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом громе, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] звук и интонация, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

10. Это пространство - мед для всех существ, все существа - мед для этого пространства. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом пространстве, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] пространство [внутри] сердца, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

11. Эта дхарма - мед для всех существ, все существа - мед для этой дхармы. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этой дхарме, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] дхарма, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

12. Это действительное - мед для всех существ, все существа - мед для этого действительного. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом действительном, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который существует как действительное, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

13. Это человечество - мед для всех существ, все существа - мед для этого человечества. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом человечестве, и этот относящийся к телу блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как] человеческое существо, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

14. Этот Атман - мед для всех существ, все существа - мед для этого Атмана. И этот блистающий, бессмертный пуруша, который в этом Атмане, и этот блистающий, бессмертный пуруша, который [существует как индивидуальный] Атман, - он и есть этот Атман. Это - бессмертный, это - Брахман, это - все.

15. Поистине, этот Атман - повелитель всех существ, царь всех существ. Подобно тому, как все спицы заключены между ступицею колеса и ободом колеса, так все существа, все боги, все миры, все дыхания, все Атманы заключены в этом Атмане.

16. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"О страшном деянии, совершенном ради вашей выгоды, герои,
Я возвещу, как гром [возвещает] о дожде.
Ведь этот мед Дадхьянч Атхарвана
Передал вам [с помощью] лошадиной головы".

17. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"Ашвины, Атхарвану Дадхьянчу
Вы поставили лошадиную голову.
Выполняя обещание, он передал вам мед
Тваштара, чтобы вы, страшные, держали его в тайне".

18. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"Он сотворил двуногие тела, он сотворил четырехногие тела,
Став сначала птицей, он, пуруша, вошел в тела".
Поистине, он, этот пуруша, пребывает во всех телах. Нет ничего не покрытого им, нет ничего не скрытого им.

19. Поистине, вот мед, который Дадхьянч Атхарвана передал ашвинам. Видя это, риши сказал:
"Он отображен в каждом образе,
Чтобы его образ воспринимали.
Благодаря волшебным силам, Индра шествует, [приняв] множество образов.
Ведь для него запряжено десять сотен коней".
Поистине, он и есть кони, поистине, он и есть десяток и тысячи, многочисленные и бесконечные. Этот Брахман ничего не имеет ни до себя, ни после себя, ни внутри, ни вне. Этот Атман - Брахман, все воспринимающий. Таково наставление.


Шестая брахмана

1. Теперь - о преемственности [учителей]:
Паутимашья [получил учение] от Гаупаваны,
Гаупавана - от [другого] Паутимашьи,
[этот] Паутимашья - от [другого] Гаупаваны,
[этот] Гаупавана - от Каушики,
Каушика - от Каундиньи,
Каундинья - от Шандильи,
Шандилья - от Каушики и Гаутамы,
Гаутама -

2. от Агнивешьи,
Агнивешья - от Шандильи и Анабхимлаты,
Анабхимлата - от [другого] Анабхимлаты,
[этот] Анабхимлата - от [третьего] Анабхимлаты,
[этот] Анабхимлата - от Гаутамы,
Гаутама - от Сайтавы и Прачинайогьи,
Сайтава и Прачинайогья - от Парашарьи,
Парашарья - от Бхарадваджи,
Бхарадваджа - от [другого] Бхарадваджи и Гаутамы,
Гаутама - от [третьего] Бхарадваджи,
[этот] Бхарадваджа - от Парашарьи,
Парашарья - от Вайджавапаяны,
Вайджавапаяна - от Каушикаяни,
Каушикаяни -

3. от Гхритакаушики,
Гхритакаушика - от Парашарьяяны,
Парашарьяяна - от Парашарьи,
Парашарья - от Джатукарньи,
Джатукарнья - от Асураяны и Яски,
Асураяна - от Трайвани,
Трайвани - от Аупаджандхани,
Аупаджандхани - от Асури,
Асури - от Бхарадваджи,
Бхарадваджа - от Атрейи,
Атрея - от Манти,
Манти - от Гаутамы,
Гаутама - от [другого] Гаутамы,
[этот] Гаутама - от Ватсьи,
Ватсья - от Шандильи,
Шандилья - от Кайшорьи Капьи,
Кайшорья Капья - от Кумарахариты,
Кумарахарита - от Галавы,
Галава - от Видарбхикаундиньи,
Видарбхикаундинья - от Ватсанапата Бабхравы,
Ватсанапат Бабхрава - от Пантхи Саубхары,
Пантха Саубхара - от Аясьи Ангирасы,
Аясья Ангираса - от Абхути Тваштры,
Абхути Тваштра - от Вишварупы Тваштры,
Вишварупа Тваштра - от двух ашвинов,
два ашвина - от Дадхьянча Атхарваны,
Дадхьянч Атхар?ана - от Ахтарвана Дайвы,
Атхарван Дайва - от Мритью Прадхвансаны,
Мритью Прадхвансана - от Прадхвансаны,
Прадхвансана - от Экарши,
Экарши - от Випрачитти,
Випрачитти - от Вьяшти,
Вьяшти - от Санару,
Санару - от Санатаны,
Санатана - от Санаги,
Санага - от Парамештхина,
Парамештхин - от Брахмана.
Брахман - самосущий. Поклонение Брахману!

Добавить комментарий

Текст комментария не должен содержать оскорбительных фраз по отношению к кому либо
Текст комментария не должен содержать нецензурных слов.


Защитный код
Обновить

Language

Russian English French German Italian Portuguese Spanish